В защиту печали: почему грустить — это нормально

Sadness

«Почему вы хотите исключить любую тревогу, любое горе, любую грусть из вашей жизни, если вы не знаете, как все они изменяют вас?” — спрашивал Райнер Мария Рильке молодого поэта в своих письмах. С момента их публикации прошло немногим больше ста лет, но вопрос поэта не только не потерял актуальности, а, наоборот, выглядит сейчас своевременно как никогда.

Мы живём в эпоху победившей жизнерадостности. Несмотря на то, что меланхолия и печаль всегда были важной частью человеческого опыта, современная культура всё чаще игнорирует или обесценивает эти чувства. Но связывая счастье исключительно с позитивными настроениями и пытаясь выкинуть грусть из своего эмоционального репертуара, мы совершаем большую ошибку. Разбираемся, почему печаль так важна для личностного развития.

Sadness

Творческий потенциал печали

Грусть, сплин, ангедония, кручина, меланхолия, уныние, тоска… У печали множество лиц и тысячи причин. В отличие от ярких, но кратковременных чувств удивления, радости или злости, эта эмоция очень глубокая и живучая. Если гнев обычно проходит в течение получаса, то печаль может длится до пяти дней. К сожалению, ритм современной жизни не берёт в расчет эволюционные механизмы формирования эмоций. Мы просто не можем позволить себе проживать горе или грусть так долго, как нам это необходимо.

Вот почему современная западная медицина всё чаще прибегает к медикаментозному лечению вполне естественных для человека состояний: эмоциональной боли, скорби или экзистенциальной тоски. К сожалению, страшась негативных эмоций, мы лишаем себя возможности использовать их творческий потенциал и чему-то с их помощью научиться.

«Способность ощущать печаль — одно из свойств настоящего человека. Тот, кто лишён чувства печали, так же жалок, как и человек, не знающий, что такое радость, или потерявший ощущение смешного».
Константин Паустовский

Конечно, не стоит романтизировать депрессию: это клиническое заболевание, которое полностью лишает нас какой-либо творческой силы. Но палитра печали не ограничивается только беспросветным мраком. В отличие от депрессии, плохое настроение, лёгкая грусть или временное уныние являются вполне естественными для нашей психики. Они помогают человеку справляться с жизненными невзгодами и неурядицами, побуждая его к рефлексии и внимательному анализу ситуации. В то время как радость или наслаждение замкнуты на самих себе, минорные настроения расширяют психоэмоциональный диапазон и мотивируют нас к действию.

«Страдание и боль всегда обязательны для широкого сознания и глубокого сердца», — учил Ф.М. Достоевский. Не видим причин с ним не согласиться. Только столкнувшись лицом к лицу с трудностями, человек способен научиться чему-то новому и вырасти в личностном плане. Эрик Дж. Уилсон, автор книги «Против счастья», предупреждает, что одержимость счастьем «может привести к исчезновению творческого импульса». Доступ ко всему спектру чувств и эмоций, а не только к позитивной его стороне, делает нас более сложными и интересными личностями, позволяя творить и созидать.

Sadness

Что говорят учёные

Вместо того, чтобы прожить и исследовать свою печаль, мы нередко стремимся к тому, чтобы как можно скорее успокоиться и избавиться от неё. Исследования современных учёных заставляют серьёзно задуматься о целесообразности такого подхода. По данным социального психолога Джозефа Форгаса, неглубокая печаль полезна: она усиливает критическое мышление и улучшает внимание. Люди, испытывающие грусть, склонны оценивать ситуацию более объективно, в то время как хорошее настроение зачастую приводит к стереотипному и поверхностному стилю мышления.

К тому же, грусть делает нас более великодушными. В ходе эксперимента Форгас предложил его участникам самостоятельно определить, сколько денег они готовы отдать на благотворительность, а сколько — оставить себе. Выяснилось, что «печальные» участники оказались более щедрыми, чем «счастливые». И это понятно: лёгкая грусть расширяет круг людей, которые нам небезразличны и повышает чувствительность к социальным нормам. Как следствие — мы ведём себя менее эгоистично, становимся более внимательными к другим и чаще проявляем эмпатию.

«Ведь именно потому, что существуют отчаяние, разочарование и печаль, на свет рождается Радость. Куда ни пойди — ты нигде не встретишь восторга без отчаяния. Вот это и есть Настоящее…»
Харуки Мураками

Самое главное — учиться правильно реагировать на эти эмоции. Горю слезами, может быть, и не поможешь, а вот своему психическому здоровью — ещё как. Учёные доказали, что мы действительно чувствуем себя лучше, если даем выход грусти и позволяем себе плакать, когда хочется. А если не хочется — достаточно просто принять свои эмоции, не обесценивая, но и не демонизируя их. Вместо того, чтобы переживать о том, что в данный момент вы недостаточно счастливы, и тратить все силы на то, чтобы обезопасить себя от страданий, стоит подумать о том, что путь к истинному счастью лежит через грусть.

Sadness

Радость и грусть: две стороны одной медали

Выдающийся арабский писатель и философ Халиль Джебран однажды сказал: «Чем глубже твоё горе проникло в тебя, тем больше и радости может вместиться в тебе». Желание видеть только хорошее и страх перед негативными чувствами свидетельствует скорее о внутренней дисгармонии и непринятии себя, чем о счастливом и радостном существовании. Ведь для полноценного развития нам необходимы все эмоции. Далай-лама утверждает, что грусть и радость накрепко связаны друг с другом. Исключив одно, мы не способны в полной мере насладиться другим.

Безусловно, сохранять оптимизм даже в трудных обстоятельствах — важный навык, который улучшает качество жизни. Но все мы так или иначе сталкиваемся на своём пути со страданиями, утратами или разочарованиями. Так что крайне важно учиться адекватно реагировать на них, не скрываясь за розовыми очками позитивного мышления. И вслед за Антоном Чеховым на боль отвечать слезами, а на подлость — негодованием, ведь «это, собственно, и называется жизнью». Если мы будем внимательны к своей печали, мы сможем вынести из неё не только слезы, но и ценный — а, возможно, и бесценный — опыт.

Фото: @bensasso

Читайте также
Тенденции

Эдвард Хоппер — живописец одиночества

Тенденции

Восемь причин полюбить поэзию

Тенденции

Марта Грэм: правила жизни великой танцовщицы

Тенденции

«Правила для благородных дам»: из XIX века в XXI

Тенденции

История женского образования в России: от родовых общин до современности

Тенденции

Природа интуиции: можно ли доверять своему внутреннему инстинкту

Тенденции

Югэн: в поисках скрытой красоты

Тенденции

Не только Мария Кюри: истории женщин, получивших Нобелевскую премию