Супермодели 50-х годов: мечты, облачённые в шелка

Ирвин Пенн (1949)

Когда речь заходит о высокой моде, первыми на ум приходят названия модных домов и громкие имена модельеров. Но порой легендарный статус получают не только талантливые дизайнеры одежды, но и модели, её демонстрирующие.

Кто же такая супермодель? Является ли она просто популярной манекенщицей, которая представляет зрителям тенденции грядущего сезона? Или за этим словом скрывается нечто большее? Стоит разобраться. И познакомиться с тремя самыми яркими женщинами, которые в глазах общественности стали куда более интересными, чем платья, в которые они были облачены. Они по праву считаются первыми супермоделями в истории моды. 

С чего всё начиналось

Само слово «супермодель» периодически мелькало в статьях и литературных произведениях, начиная уже с XIX века. Однако в те времена далеко не всегда оно употреблялось в контексте разговора о моде. Значение, близкое к современному, это слово приобрело лишь в период расцвета фэшн-фотографии для глянцевых изданий. Радикальные изменения в модной индустрии наступили после Второй мировой войны.

В 1947 году Кристиан Диор представляет восторженной публике свой легендарный Новый Образ (New Look). На модном показе дефилируют модели с тонкими талиями, изысканной покатостью плеч, подчёркнутыми бёдрами и скульптурными бюстами. Многие метры дорогостоящей ткани и великое разнообразие декоративной отделки идут вразрез с общими идеями нормирования. И попадают в самое сердце неравнодушной публики.

Великолепный образ женщины-аристократки в считанные сезоны завладевает умами модниц по обе стороны Атлантического океана. В этот момент появляются они — супермодели, воплощающие мечты, облачённые в шелка.

Ричард Аведон«Carmen (Homage to Munkasci), Coat by Cardin», Paris (1957) / Photo: Richard Avedon

Фэшн-фотография, ещё в 20-30-е годы наметившая уход от утилитарного представления модных новинок в пользу большей художественности изображения, в послевоенные годы достигает своей окончательной формы. Теперь это — настоящее искусство. На снимках таких мэтров, как Хорст П. Хорст, Сесил Битон, Ирвин Пенн и Ричард Аведон, разворачиваются целые истории о прекрасной женщине в модном наряде. И самое восхитительное — она предстаёт перед нами в контексте реального мира. Вот она идёт по улице большого города или сидит в кафе, спускается в метро или сверкает на танцполе. Каждая модница может оказаться на её месте, стоит только правильно собрать образ.

И вот как раз образ, а не конкретный наряд, продаётся на этих снимках. Это уже не просто блузка, платье или пальто, а жизнь в целом. Для правильной подачи идеи теперь нужна не просто манекенщица, а женщина, которая сможет продемонстрировать представления общественности о «красивой жизни». Её лицо, мимика, жесты, осанка, грамотная подача себя и умение держать «марку» — всё это и создаёт образ мечты. 

Лиза Фонсагривс

Лиза Фонсагривс для VogueLisa Fonssagrives in cocoa dress by Cristóbal Balenciaga (1950) / Photo: Irving Penn

Лиза ФонсагривсLisa Fonssagrives at Paddington Station, London (1951) / Photo: Toni Frissell

Лиза Фонсагривс для VogueLisa Fonssagrives in robe by Jean Dèsses (1952) / Photo: Irving Penn

Считается, что Лиза — первая супермодель в истории фэшн-фотографии. Уроженка Швеции, Лиза Бригитта Бернстон (в замужестве — Фонсагривс) собиралась посвятить свою жизнь танцу. И даже училась у самой Мэри Вигман — легендарной создательницы экспрессивного танца. Однако судьба распорядилась по-своему. В 1936 году Лизу, к тому моменту уже преподававшую танец в Париже, встречает фотограф Вилли Мэйвальд.

Случайно столкнувшись с ней в лифте, он тут же предлагает Лизе позировать в съёмке с модными шляпками. После эти снимки отправляются в Vogue, где легендарный Хорст П. Хорст обращает внимание на отточенную танцем грацию новоиспечённой модели. Да и как можно было не обратить внимание на эти высокие скулы, длинную шею и изумительный наклон головы профессиональной танцовщицы? Так что известность в Европе и в США Лиза приобрела ещё до Второй мировой войны.

Но настоящий пик её карьеры начнется в 1947 году после знакомства с Ирвином Пенном. Она станет для него не только музой, но и женой. «Позирование — это тот же танец», — будет говорить она, представая в самых изысканных нарядах от Кристиана Диора и Кристобаля Баленсиаги. Именно увидев фотографию Фонсагривс в платье от Баленсиаги, юный Карл Лагерфельд окончательно утвердится в решении заняться дизайном одежды. Вот она — волшебная сила искусства! Завершив свою карьеру модели, Лиза займётся скульптурой и проживёт долгую и счастливую жизнь в Нью-Йорке.

Беттина

Беттина для Rose ValoisBettina Graziani modeled a hat by Rose Valois (1951) / Photo: Robert Cohen

Беттина Грациани Bettina Graziani models fall college clothes for Vogue photographer Frances McLaughlin-Gill (1950) / Photo: Gordon Parks

Беттина в блузе, названной в ее честьThe ‘Bettina Blouse’, Life magazine (1952) / Photo: Nat Farbman

Урождённая Симона Мишлен Боден была не просто самой знаменитой французской супермоделью, а настоящим воплощением образа парижанки, пленившим весь мир. Язык не поворачивается назвать её просто «моделью». Здесь, скорее, подойдёт слово «событие». Путь Симоны в модной индустрии начинается с решения стать модельером. Показывая свои эскизы дизайнеру Жаку Косте, она неожиданно получает предложение примерить платье из его последней коллекции. В тот же день Симону принимают на работу в качестве модели.

Вскоре рыжеволосая задорная девица уже покоряет модные дома Люсьена Лелонга, Пьера Бальмена, Мадам Гре, Кристиана Диора и Жака Фата. Кстати, последний — автор творческого псевдонима Беттина, с которым Симона и вошла в историю моды. Дизайнеров и именитых фотографов больше всего привлекает в ней образ дерзкой молодой девушки, воплощающий в себе всё стремление к радости жизни послевоенной Франции.

Неудивительно, что особые отношения у Беттины сложились с таким же молодым Юбером Живанши, для которого она стала другом, моделью, музой и пресс-атташе. Благодаря связям Беттины, взявшей на себя организацию первого показа дизайнера, Живанши врывается на вершину популярности парижской моды. В этой же коллекции появляется блузка с романтическими рукавами, украшенными многочисленными оборками, которая покорила модниц и вошла в историю под названием «Беттина».

Увы, в биографии Беттины был и мрачный период. Будучи невестой принца Али Хана и ожидая от него ребёнка, она вместе с возлюбленным попала в автомобильную катастрофу. Эта трагедия унесла жизнь Али Хана, а позже привела к выкидышу. Но несмотря на тяжёлые испытания, Беттина до самой смерти оставалась верна моде, искусству и своей главной любви — Парижу. Ведь, как она говорила: «Быть парижанкой — это особое искусство, ты автоматически учишься оценивать всё с полувзгляда, одеваешься для собственного удовольствия».

Довима

Довима и слоны Dovima with Elephants (1955) / Photo: Richard Avedon

Довима 1955 Dovima for Christobal Balenciaga (1955) / Photo: Richard Avedon

Довима, Отражение Dovima pencils her brow before a shoot (1957) / Photo: Tony Vaccaro

Легендарный фотограф Ричард Аведон описал Довиму так: «Она была одной из последних великих, элегантных и аристократичных красавиц. Самой замечательной и необычайной красотой своего времени». В 1949 году юную Дороти сотрудник американского Vogue заметил в кондитерском магазине на Пятой авеню, где она работала продавщицей. Уже на следующий день она попадёт на съёмку к Ирвину Пенну, с которой и начнётся её головокружительная карьера.

Заключив контракт с первым в мире модельным агентством Ford, Довима (псевдоним, составленный из первых слогов имени Дороти Вирджиния Маргарет) начинает свою путь к международной славе и званию самой высокооплачиваемой модели своего времени. Её грация, узкая талия и аристократичная красота стали воплощением утончённого стиля Кристиана Диора.

В 1955 году Аведон делает два снимка Довимы на арене парижского цирка д’Ивер-Бульон, где красавица позирует в платьях от Dior на фоне дрессированных слонов. Кадр, на котором Довима предстаёт в узком чёрном вечернем платье с эффектным бантом, переходящим в элегантный шлейф (модель, созданная по эскизам только что нанятого в Dior юного Сен-Лорана), со временем стал самым известным снимком в истории фэшн-фотографии.

Тогда же Довима пробует свои силы и в кино, получив небольшую, но очаровательную роль в фильме «Забавная мордашка» (1957). По сути роль сводилась к изображению стереотипной модели, которая не читала в своей жизни ничего сложнее комиксов. Но всё же сам процесс модной съёмки в фильме заслуживает внимания, ведь зрителю открываются удивительные секреты идеального силуэта. Да, это прищепки.

К сожалению, какой бы славой не пользовалась Довима, к концу 50-х её звезда постепенно скатывалась с модного небосклона вместе с эпохой подчёркнутой женственности. В 1962 году в возрасте 35 лет утончённая американка оставляет модельную карьеру. Позже она неоднократно пытается добиться успеха в кино и на телевидении, планирует открыть собственное модное агентство. Но, увы, все старания остаются тщетными. Последним местом работы Довимы стала небольшая пиццерия во Флориде.

Фото: Jean Patchett by Irving Penn (1949)

Читайте также
Стиль

Пять модных сочетаний для начала осени

Стиль

Для стиля и домашнего уюта: десять недорогих находок сентября

Стиль

Искусство обеда по мнению эксперта: от посуды до настроения

Стиль

Из уважения к себе: стильная домашняя одежда для работы и отдыха

Стиль

Сара Харрис — повелительница минимализма

Стиль

Закулисье голливудского художника по костюмам Жаклин Дюрран

Стиль

«Вам к лицу», или как выбирать солнцезащитные очки

Стиль

Вспомнить всё: 11 коллекций, оказавших наибольшее влияние на мир моды