Вопрос-ответ с Людмилой Петрановской: восемь важных тем о детях

Людмила Петрановская

Известный семейный психолог, педагог и писатель Людмила Петрановская много времени посвятила изучению вопросов детства и родительства. В 2001 году стала лауреатом Премии Президента РФ в области образования. Долго занималась психологическими проблемами сиротства и усыновления. Основанный ею Институт развития семейного устройства (ИРСУ) обеспечивает возможности для детей жить в любящей семье, кровной или приёмной.

Сегодня Людмила Владимировна ответила на восемь главных вопросов мам о воспитании детей.

Как работающей маме справиться с чувством вины? Как избавиться от страха, что ребёнок будет привязан больше к бабушке, чем к маме?

Детям не нужно наше постоянное присутствие. Детям требуется гораздо меньше, чем нам кажется: всё, что им нужно — это знать, что они для нас важны, любимы нами. И что, когда им действительно потребуется наша помощь, мы всё бросим и будет ими заниматься. Совершенно нормально, когда вы уходите на работу, но при этом говорите ребенку: «Ты расстроен, что я ухожу. Я понимаю, что ты будешь скучать. Я тоже буду скучать. Мы встретимся вечером — и я буду с тобой».

Ну а если говорить маленькому человеку: «Что ты опять разревелся? Неужели ты хочешь, чтобы мы остались без денег?» — это уже называется неисполнением родительских обязанностей. Исполнение родительских обязанностей не состоит в том, чтобы удовлетворять все желания ребенка всегда. Они состоят в том, чтобы быть внимательным к чувствам ребёнка, помогать ему адаптироваться к той реальности, которая есть, но которая не всегда соответствует его желаниям. Наши дети имеют право расстраиваться, если им что-то не нравится.

Приходящая няня или бабушка может гулять, играть, кормить дитя, но его базовые потребности — когда он болеет или перед сном, когда ребёнок максимально беззащитен, — должна удовлетворять мама.

Как работающей маме справиться с чувством вины

Почему дети не реагируют на просьбы что-то сделать даже после нескольких повторений?

Для ребёнка недовольство родителя — это всегда серьёзный стресс, даже если кажется, что «ему всё трын-трава». И в ситуации стресса его внутренний мозг включает сигнал тревоги. Как машина скорой помощи сирену. Это происходит неосознанно. Но в ситуации, когда взрослый рассержен, ребёнку становится страшно: вдруг родитель уйдёт, бросит, больше не будет моим? И чем сильнее и чаще родитель злится, тем громче срабатывает эта сирена. Когда она включается, мозг ребёнка «зависает». С этого момента все ваши умные-разумные доводы и призывы — пустое сотрясание воздуха. Вы это замечаете и сердитесь ещё больше. Причем совсем не обязательно в этот момент орать.

В стресс ребёнка можно вогнать и без децибел. А заодно войти в него самому, раз он не слушается. Только воспитывать маленького человека в этой ситуации невозможно — и не нужно. Сначала сами успокойтесь, а после учите ребёнка. Поэтому прежде всего, дышим, успокаиваемся сами — иногда этого достаточно, чтобы стресс ребёнка пошел на снижение. В момент непослушания дайте ему понять: мол, ты, дорогой, конечно, наломал дров, но не волнуйся, я тебя по-прежнему люблю, я с тобой, можешь на меня рассчитывать. Тогда он успокоится и может изменить поведение.

Что делать, если ребёнок начинает плакать по поводу и без? Для манипуляции?

Если ребёнок, ноет, капризничает, хулиганит, это значит, что он борется за внимание родителей. А всё потому, что он испытывает «голод привязанности». По такому принципу формируется устойчивое капризное, зависимое поведение. Если ребёнок часто чувствует, что взрослому не до него, он не может расслабиться, он всё время должен быть начеку, проверять прочность связи. Родители устают, раздражаются, окружающие их уверяют, что ребёнок «слишком избалован», они начинают проявлять строгость, чтобы «не идти на поводу». Так образуется замкнутый круг.

Программа привязанности диалогична: запрос ребёнка (мне нужно, мне страшно) — ответ взрослого (я помогу, я защищу). Если на запрос надёжно следует ответ, цикл программы закрывается, и процесс идёт дальше. Когда потребность щедро и с радостью удовлетворена родителем, ребёнок освобождается от неё. Именно полностью удовлетворённая потребность быть зависимым, получать заботу и помощь приводит к независимости и к способности обходиться без помощи. У вас есть только один способ сделать сосуд полным — заполнить его, поняв, что именно требуется вашему ребёнку.

Вопросы к Людмиле Петрановской

Вопрос о приёмных детях. Возможно ли победить генетику?

Гены играют важную роль, но не важнейшую. Важнее, чем гены — опыт отношений ребёнка в детстве: поддерживали ли его, помогали ли ему понять и пережить свои чувства, помогали ли ему быть в контакте со своими чувствами, есть ли отношения, которые для него дороги, есть ли люди, ради которых можно подумать о себе, о своей безопасности.

Люди — это не запрограммированные роботы. У одного может быть не самая лучшая наследственность и отсутствовать склонности к точным наукам, но его воспитают приличным человеком, и он проживёт хорошую жизнь. А другой вырастет в семье профессоров, попробует наркотики или в 19 лет ляжет на диван. Вы много знаете семейных кланов, где нет ни одного, например, пьющего или нездорового человека? Лично я не знаю. Родители, с одной стороны, не вершители судеб и не создатели генов, а с другой — имеют возможности для правильного воспитания.

Как правильно выбрать школу? Как Вы относитесь к домашнему образованию?

Можно привести лошадь к водопою, но пить её не заставишь. Можно расшибиться в лепёшку, оплатить ребёнку дорогущую английскую школу, а он там учиться не будет. Важно понимать, что школа — это услуга, предоставляемая нашим детям. И важно учитывать атмосферу там, чтобы поход в школу стал для ребёнка осознанным желанием, а не ежедневным подвигом. Важно, чтобы он шел туда спокойно и уверенно. Когда получение образования становится мучением, оно того не стоит.

Не думаю, что полный отказ от школы — это правильно. Ведь школа — это ещё и сверстники, общение. К тому же семейное образование — довольно затратное мероприятие по времени и по силам. И в нём есть свои риски. Тем, кто выбирает семейное обучение, необходимо твердо уяснить для себя, что вы ребенка не оцениваете и не ввязываетесь в эту игру. Для себя я понимаю, что семейное обучение — это совсем крайний вариант. А что касается начальной школы, то я вообще себе этого не представляю. Получается, что один человек в семье должен заниматься только обучением ребёнка. И надо что-то выбирать: или работу, или вести обучение самостоятельно, или нанимать учителей.

Как относиться к домашнему образованию

Что делать, если сын не может найти общего языка с отчимом?

Вообще вмешиваться в отношения любых других людей — не очень хорошая идея в принципе. Даже если эти другие люди ваш муж и ваш ребёнок. Это их отношения, пусть они строят их сами. Когда мама начинает очень активно работать над отношениями папы и ребёнка, возникает вопрос: а чья привязанность? Чем больше мама нервничает по поводу отношений папы и ребёнка, чем больше она ими целенаправленно «занимается», тем больше папа дискредитируется в глазах сына или дочери. Потому что получается, что он никто и звать его никак, что папа низведён в положение ещё одного ребенка, которого нужно контролировать, в том числе и на тему отношений. Отец — взрослый человек, и он сам делает свой выбор. И он получит ту глубину отношений с ребёнком, которую он сам хочет иметь. Это их отношения.

Как вы считаете, обязательно ли должен ребёнок посещать детский сад? Если мама не работает и имеет возможность заниматься с ним дома, не лучше ли ему будет с мамой? Основной вопрос в социализации, не будет ли потом проблем в школе?

Детский сад — это не обязательный этап для правильного развития ребёнка. Но и не «опасная зона», куда страшно отдавать детей. Важно понимать, что детский сад — это услуга для родителей, которая позволяет им оставить своих сына или дочь в приятном и безопасном месте, чтобы в это время заняться полезными делами. И если вам и вашему ребёнку эта услуга подходит — пользуйтесь ей на здоровье. Никакого другого, высшего педагогического, смысла в истории с детским садом нет. И если вам это не нужно, или ребёнок очень не хочет, или достаточно хорошего сада не нашлось, он ничего важного для развития не потеряет. Только очень проблемная семья, в которой родители совсем не занимаются детьми, может дать им меньше, чем стандартный детский сад.

Гены детей играют важную роль, но не важнейшую

Как суметь воспитывать ребенка без конфликтов, если политика воспитания у родителей абсолютно разная? Как правильно выбрать политику воспитания детей?

В принципе, каждому второму советскому ребёнку известен подобный сценарий: папа — справедливый, но строгий, чуть что — за ремень или голос повышает, у него не забалуешь. Мама же — это тыл, где можно отогреться, он — человек, который пожалеет. Или если папа слабый, мама берёт на себя роль и плохого, и хорошего полицейского.

Чем рискуют родители, играя в такие игры? Начнём с того, что если вообще в семье есть полицейский — это уже вопрос. Что такого нужно сделать в отношениях с ребёнком, чтобы общаться с ним в роли полицейского? А дальше, наверное, уже неважно, плохой этот полицейский или хороший. Хорошо, если есть хоть кто-то добрый, но лучше, конечно, чтобы этот добрый не был полицейским. Если в семье для управления ребёнком нужно прибегать к полицейским мерам, значит, пора задуматься, что не так в отношениях, и как вы дошли до жизни такой. Надо сесть, отмотать назад и постараться перестроить отношения. Это же ваш ребёнок. Он заточен на то, чтобы следовать за вами.

Фото: @nicolekristinphoto, @ludmila.petranovskaya

Читайте также
Материнство

Симба, Рапунцель и Балто: как смотреть мультфильмы с детьми

Материнство

Молчуны и болтуны: развитие речи у малышей

Материнство

Свобода и дисциплина: что важнее в воспитании детей?

Материнство

Дети и гаджеты: руководство для родителей

Материнство

Нежнее нежного: косметика для ухода за кожей малышей

Материнство

Что нужно знать о повышенной сенсорной чувствительности у детей

Материнство

Дети-билингвы: мифы и правда

Материнство

Любовь-морковь: как научить детей есть овощи (и полюбить их!)