Славой Жижек: правила жизни эксцентричного словенского философа

Социальный философ и кинофил. Интерпретатор Жака Лакана и яростный критик капитализма. Основатель Люблянской школы психоанализа и необычайно плодовитый писатель, на счету которого более шести десятков книг. Заслуги Славоя Жижека, одного из известнейших мыслителей нашего времени, можно перечислять бесконечно. А всё потому, что он страдает от редкого недуга, название которому «интерес ко всему».

Международную известность ему принесла книга «Возвышенный объект идеологии», вышедшая в 1989 году и пережившая уже десяток переизданий. Вскоре он создал себе репутацию остроумного культурного критика, «Сократа на стероидах», как однажды окрестила его газета The Guardian, приложив своё понимание психоанализа и политической теории к современному кинематографу.

Его книги, фильмы и выступления — своеобразные интеллектуальные американские гонки. Жижек одинаково хорошо разбирается в трудах Гегеля и в поп-культуре, с равным удовольствием пишет об артхаусе и о блокбастерах. Он подходит к анализу фильмов Хичкока с томиком Фрейда и постоянно перебивает свои серьёзные философские рассуждения неприличными анекдотами.

А ещё он, случается, забывает номер своей квартиры и называет себя «неизлечимым романтиком». Эксцентричный, экспрессивный и всегда немного взъерошенный — именно таким Жижек предстаёт в своих фильмах, книгах и выступлениях. И всё же, несмотря на всю парадоксальность и неоднозначность этого образа, в его философии чётко прослеживается пять правил, которым он следует неукоснительно.

Славой Жижек «The Pervert’s Guide To Ideology» (directed by Sophie Fiennes, 2012)

Правило 1: будь немножко безумным

«Я слишком категоричен. Слишком экспрессивен».
— фильм “Жижек!”, реж. Астра Тэйлор (2015)

В фильме-интервью «Жижек!» главный герой проводит для съёмочной группы экскурсию по своей квартире. Он беспорядочно открывает кухонные ящики и шкафы, в которых вместо посуды и столовых приборов разложены носки, рубашки и текстиль. «Безумное сочетание», — комментирует философ соседство пачек кофе и постельного белья. Чем же заполнены комоды и шкафы в его спальне? Конечно же, книгами! Места для одежды там просто не остаётся.

«Я храню всё, я нарцисс», — признаётся философ, доставая с верхней полки пакеты со старыми выпусками журнала «Младина», в котором он вёл авторскую колонку в конце 80-х. При этом нарцисс-Жижек совершенно равнодушен к своему внешнему виду. Его привычный образ: мятая рубашка или серая футболка без принта, мешковатые джинсы, взлохмаченные волосы.

Он явно не переживает о том, какое впечатление производит на других людей. Говорит громко, с акцентом, перебивает не только собеседника, но и самого себя, потому что никогда не поспевает за своими мыслями. Шутит, что друзья зовут его Фидель Кастро. «Не из-за политических убеждений, а потому что я слишком много говорю. Я однажды побывал на Кубе, и увидел по телевизору выступление Фиделя Кастро на собрании, которое начиналось словами: «Товарищи, мне нужно всего пять минут, чтобы высказать некоторые замечания». Я лёг спать, проснулся пять часов спустя, а он всё ещё говорил».

Именно самоиронией и бесхитростностью Жижек и подкупает зрителей. Он не пытается никому понравиться или как-то себя приукрасить, не стесняется своей самобытности и не скрывает свои странности, но в то же время и не бравирует ими. Всем своим видом он словно говорит: «Да, я действительно выгляжу странно — и что с того?»

Славой ЖижекPhoto: Antonio Olmos / The Observer (2019)

Правило 2: усердно работай

«Помню, 30 лет назад, когда у меня был большой кризис в личной жизни, роман пошёл не так, я был на грани самоубийства. Творчество выполняло ту же роль, что и психоанализ. Как я могу покончить с собой, если мне нужно закончить новую книгу, статью и так далее?»
— Интервью для Newstatesman (2019)

Уже в 17 лет Жижек решил, что посвятит свою жизнь философии, но начало его академической карьеры не предвещало большого успеха. В 1971 году югославские власти не допустили к защите его магистерскую диссертацию, посчитав её «недостаточно марксистской». Так что долгое время Жижек был фактически безработным и перебивался случайными переводами. И только в 1979 году занял пост младшего научного сотрудника в Институте социологии в Словении.

И вот тут Жижек взял тот ритм, который не сбивает уже сорок лет. За два года он закончил докторскую диссертацию по немецкой философии. Затем переключился на политику и даже баллотировался на пост президента Словении. А после выхода его первой и безумно популярной книги, он уже никогда не прекращал писать.

На данный момент его библиография только на английском языке насчитывает 45 книг. Да, о пандемии коронавируса он тоже уже успел написать парочку томов. Плюс несколько десятков книг на словенском и бесчисленное количество статей, которые он с энтузиазмом продолжает публиковать, разменяв восьмой десяток.

Славой Жижек«The Pervert’s Guide To Ideology» (directed by Sophie Fiennes, 2012)

Правило 3: смотри глубже

«Я не даю чётких ответов даже на самые простые, самые прямые вопросы. Мне нравится усложнять проблемы. Я ненавижу простые решения. Они кажутся мне подозрительными».
— Интервью для The Guardian (2012)

Вслед за Оскаром Уайльдом, которым он всегда восхищался, Жижек любит рассуждать серьёзно о несерьёзном и наоборот. По сути, он утверждает, что ничто не является тем, чем кажется, и противоречие заложено практически во всём. Мастер парадоксов, он никогда не даёт однозначных ответов. Он в принципе ответов не даёт: просто рассуждает о явлениях вслух, предлагая своему читателю/зрителю обратить внимание на неочевидные связи и сделать выводы самостоятельно.

Его эссе о «Бэтмене», «Титанике» и других популярных фильмах позволяют увидеть глубокий философский подтекст и в супергеройском боевике, и в любовной мелодраме. Он ищет отголоски теории Фрейда о бессознательном в хичкоковском «Психо» и рассматривает «Солярис» Тарковского через оптику Жака Лакана. Эти рассуждения, с одной стороны, открывают зрителю новые грани любимых фильмов, а с другой — упрощают для понимания теорию психоанализа.

Славой Жижек Photo: Matt Carr / Getty Images (2012)

Правило 4: не делай счастье самоцелью

«Счастье никогда не было важно».
— Интервью для The Guardian (2014)

Категория счастья и в философии, и в практическом бытовом употреблении всегда была запутанной, неопределённой, непоследовательной. В современном обществе счастье часто связывается с финансовым достатком, отсутствием негативных потрясений и общим благополучием. Но такое «материальное счастье» никогда надолго не задерживается, ведь технологии и производство не стоят на месте, стимулируя нас желать (и потреблять) всё больше и больше.

В этой ситуации Жижек усматривает контроль и манипуляцию современной идеологии над нашим сознанием. «Суть в том, — пишет философ, — что правда и счастье несовместимы; истина причиняет нам боль, дестабилизирует или вовсе разрушает беспечное течение нашей повседневной жизни». Принимать расхожее представление о счастье, как о радостном обладании чем-либо — значит предавать себя. «Так что выбор за нами: быть счастливыми жертвами манипуляций или рисковать и оставаться верными себе и готовыми на подлинное творчество людьми».

Славой Жижек«The Pervert’s Guide To Ideology» (directed by Sophie Fiennes, 2012)

Правило 5: верь в любовь

«Любовь подразумевает абсолютное доверие: любя другого, я даю ему власть погубить меня, надеясь/веря, что он(а) этой властью не воспользуется».
— С. Жижек «Событие. Философское путешествие по концепту» (2018)

Но больше, чем кино, Гегель и капиталистическая идеология, о которой он говорит при каждом удобном (и неудобном) случае, Жижека интересует Любовь. Несмотря на довольно эксцентричный образ и философскую отстранённость всех его текстов, он напрочь лишен цинизма. По мнению Жижека, из страха быть обманутым циник стремится контролировать свои чувства, пропуская мимо внимания их неуловимую, хрупкую и ускользающую сущность. Словенскому философу, наоборот, близка позиция Кьеркегора: «Любовь верит всему — и тем не менее никогда не обманывается».

«То, что я ценю в любви, это именно момент бесконтрольного погружения», — признаётся философ в интервью. На его взгляд, нет ничего более ошибочного, чем рассудительные и холодные умозаключения скептика. И нет ничего более печального, чем человек, желающий держать любовь в узде. Для него встреча двух будущих влюблённых есть точка невозврата, которая радикально меняет направление их жизни. Людям остается только «отойти в сторону» и позволить ей это сделать. Как настоящий романтик, Жижек советует: «Если вы влюбились, идите до конца».

Photo: Mark Seliger / purple MAGAZINE (2018)

Читайте также
Тенденции
Пять критериев успешного личностного роста
Тенденции
Шарль Бодлер: правила жизни проклятого поэта
Тенденции
Каково это — быть впереди: первые женщины в мужских профессиях
Тенденции
Айрис Апфель о собственном стиле, пластической хирургии и красной помаде
Тенденции
Что такое сострадание и зачем этому учиться
Тенденции
Как перестать откладывать на потом: истинные причины прокрастинации
Тенденции
Леонар Фужита: правила жизни экстравагантного художника
Тенденции
Элизабет Сиддал: бессмертная муза прерафаэлитов