Супермодели 60-х годов: определяя эпоху

Твигги

1960-е годы поставили перед модельным бизнесом задачи, отличные от предыдущего десятилетия. На смену безукоризненно тонким талиям и волнующим формам моделей пришли более естественные силуэты и тема освобождения женского тела.

Эпоха культивации образа женщины-аристократки и гламурной домохозяйки в это время сменяется всепроникающей идеей молодёжной революции. Модная индустрия окончательно разворачивается в сторону массового производства. Давайте же познакомимся с тремя яркими звёздами модельного бизнеса этого десятилетия.

От недостижимой мечты к отражению реальности

Многие с ностальгией смотрят на фотографии повседневных нарядов и вечерних туалетов, в которых изысканная Довима предстаёт на разворотах модных журналов. Они сокрушаются о потере той самой изысканной женственности 50-х.

Но мы не всегда отдаём себе отчёт в том, что это — отражение не реальной ситуации, а исключительно тенденций в сегменте высокой моды. Уличные фотографии Парижа, Лондона или Нью-Йорка демонстрируют совсем иные образы. И в 60-е глянец, наконец, начинает ориентироваться не на подиум, а на тех самых девушек с улицы.

Супермодели 60-х «See Paris», Harper’s Bazaar (1966) / Photo: James Moore

Распространение прет-а-порте (готовой одежды) даёт всё большему количеству модниц прикоснуться к заветной мечте — красивой и качественной дизайнерской одежде. И модная фотография следует этим направлениям, отражая все изменения, происходящие внутри общества.

А их на 60-е годы пришлось немало. Укрепление положения молодёжи, ценность яркой индивидуальности, избавление от шовинистских штампов (как у женщин, так и у мужчин), сексуальная революция, эксперименты с гендером и преодоление расовой сегрегации. Неудивительно, что на первый план выступает новое поколение супермоделей, которые не формируют заветную мечту от-кутюр, а отражают главные общественные тренды, определяя этим эпоху.

Твигги

Твигги Twiggy (1966) / Photo: Popperfoto via Getty Images

Твигги Twiggy (1967) / Photo: Hulton Deutsch

ТвиггиTwiggy for Vogue (1967) / Photo: Courtesy of Everett Collection

Юная Лесли Хорнби с рабочей окраины Лондона вряд ли ожидала, что её фотография, сделанная по заказу модной обозревательницы Дейдры Макшарри из Daily Express, станет сенсацией международного масштаба. Портрет, опубликованный под заголовком «Лицо 66-го», сопровождался громким заявлением: «Дитя кокни (низшего слоя населения) с лицом, которое создано для того, чтобы обернуться тысячей других… А ей всего 16».

И хоть сама она как-то призналась, что на тот момент ненавидела свою внешность, Лесли моментально стала воплощением молодёжного идеала в глазах модной публики. Миниатюрная и хрупкая точно веточка (отсюда и псевдоним Twiggy) модель со своей андрогинной внешностью, короткой стрижкой и большими глазами буквально ворвалась на развороты ведущих глянцевых изданий.

Твигги — идеальная «бэби-долл». Девушка-куколка, объединяющая в себе черты раскрепощённой молодёжи 60-х и эдакой инфантильной «Лолиты». Но несмотря на высокие гонорары, востребованность и сотрудничество с легендарными Мэри Куант и Ивом Сен-Лораном, Твигги оставила модельную карьеру всего через четыре года после её начала. «Не всё же быть вешалкой для одежды», — отшучивалась она.

Впрочем, исчезать из поля зрения поп-культуры она не собиралась. Твигги построила успешную кинокарьеру, удостоившись за фильм «Приятель» двух Золотых Глобусов, выпустила собственную линию одежды, записала несколько вокальных альбомов и блистала в мюзиклах на Бродвее. И в наше время Дама-командор ордена Британской империи Лесли Лоусон не оставляет активную общественную и благотворительную деятельность.

Верушка

ВерушкаVeruschka for Vogue (1968) / Photo: Franco Rubartelli

Верушка Veruschka in Yves Saint Laurent (1968) / Photo: Franco Rubartelli

Верушка Veruschka for Vogue (1965) / Photo: Horst P. Horst

Если история Твигги больше напоминает сказку о Золушке, то путь следующей героини предстаёт перед нами скорее захватывающим приключенческим романом. Жизнь маленькой графини Веры Готлибе Анны фон Лендорф началась в Кёнингсберге за несколько месяцев до начала Второй мировой войны. Её отец был участником германского Сопротивления и заговора 20 июля (операция «Валькирия» с целью убийства Гитлера). После провала операции он был казнён, а члены его семьи, включая маленькую Веру и её сестёр, объявлены государственными преступниками и отправлены в концентрационные лагеря.

Несмотря на потрясения военных лет, отчуждённость от родного дома и крайнюю бедность, после окончания Второй мировой жизнь Веры пошла своим чередом. Девушка отправилась изучать искусство в Гамбург и овладела профессией художника по ткани. Но поворотный момент в её жизни наступил после того, как она перебралась во Флоренцию. Там её, грациозно спускающуюся по лестнице дворца Уффици, заметил знаменитый фотограф Уго Мулас и восторженно предложил ей попробовать себя в качестве модели. А прийти в восторг было от чего: стройная гибкая фигура, высокий рост (190 см), густая копна русых волос и пронзительные серо-голубые глаза.

Спустя некоторое время Вера появилась на обложке журнала Constanze. Но, увы, в Европе она не снискала особой популярности. И по приглашению модельного агентства Ford отправилась в Нью-Йорк, где и родился образ Верушки. Юная модель пошла ва-банк и создала себе кардинально новый имидж, укутавшись с ног до головы в чёрные одежды и выработав плавные движения и пленительный тембр голоса. Венчал всё это великолепие псевдоним на русский манер. Получившийся образ был чем-то средним между героиней фильмов Феллини и международной агентессой в розыске.

Поначалу Верушка сама налаживала связи с известными фотографами. Но после появления в коротком эпизоде фильма Микеланджело Антониони «Фотоувеличение» её карьера резко взмыла в гору. Способность модели к перевоплощению позволяла ей равно хорошо демонстрировать и классическую женственность, и сексуальность сильной женщины, принявшую на себя иную гендерную роль.

Образ Верушки в куртке-сафари от Сен-Лорана можно по праву назвать символом новой женщины конца 60-х годов. Девушка оставила подиум в 1975 году, не соглашаясь усмирить свой нрав в угоду буржуазной публике, и полностью отдала себя искусству.

Дониэль Луна

Donyale LunaDonyale Luna in a Paco Rabanne dress (1966) / Photo: Guy Bourdin

Дониэль Луна Donyale Luna (1966) / Photo: Jack Garofalo

Дониэль Луна Donyale Luna in «Satyricon» (1969)

Сальвадор Дали называл её реинкарнацией Нефертити. Королева эпатажа, Дониэль стала первой чернокожей супермоделью, покорившей модный Олимп. Уже с самого детства урождённая Пегги Энн Фриман ярко проявляла свою художественную натуру, развивая неповторимый и несколько экстравагантный образ с танцующей походкой и певучей манерой разговора. В подростковом возрасте девушка увлекалась журналистикой и языками, пела в хоре и участвовала в постановках авангардных театров. «Не от мира сего» — так бы могли охарактеризовать её окружающие.

Босоногая, она даже не бродила по городу, а почти танцевала, словно жила в стране чудесных сновидений. На улицах Детройта её приметил фотограф Дэвид Маккейб, который сделал несколько снимков необычной красавицы и разослал их всем знакомым агентам. И, вопреки общему расистскому настроению модной индустрии начала 60-х, Луна достаточно быстро стала одной из самых востребованных американских моделей. Не оставила она и своей любви к актёрской деятельности, неоднократно снимаясь в экспериментальных лентах Энди Уорхола.

Но, увы, не искусством единым! Читатели заваливали редакции модных журналов, публикующих фотографии чернокожей модели, негодующими письмами, а рекламодатели угрожали изданиям расторжением контрактов. И Луна отправилась в более спокойную Европу, где и влилась в самые передовые течения моды. Здесь за её участие в модном показе сражались самые сильные игроки модного бизнеса: от Андре Куррежа и Ива Сен-Лорана до Пако Рабана. Ведь Дониэль Луна не просто ходила по подиуму — нет, она устраивала шоу! Уподобившись дикой пантере она могла грациозно передвигаться на четвереньках или же внезапно замереть посреди движения, нацелив свой космический взор на кого-то из присутствующих.

С неё и начинаются процессы превращения модного показа в нечто большее, чем просто демонстрация новых моделей одежды. Возможно, именно это умение гипнотизировать публику даже самым мимолётным движением привлекло внимание легендарного Феллини, который предложил ей роль ведьмы Эноти в своём «Сатириконе». Но, увы, Дониэль Луна ушла из жизни на пике своей карьеры из-за передозировки наркотическими веществами. На тот момент ей было всего 33 года.

Photo: Twiggy by Bert Stern for Vogue (1967)

Читайте также
Стиль
Оливия Палермо — эклектичная индивидуальность
Стиль
Супермодели 80-х и 90-х: мечта на продажу
Стиль
Хороший пример: выбираем джинсы как у Кэти Холмс
Стиль
Для стиля и домашнего уюта: десять находок марта
Стиль
Необычные украшения, которые стоит примерить этой весной
Стиль
Как в кино: лучшие образы из «Дьявол носит Prada»
Стиль
Интерьерные ароматы: как выбирать и как использовать
Стиль
Мода как оружие: история power dressing