Ёдзи Ямамото о красоте несовершенства, книгах Достоевского и быстрой моде

Yohji Yamamoto

Сложный, асимметричный крой, монохромная палитра с преобладанием густого чёрного цвета, плотные ткани и размытые границы между мужским и женским. Стиль Ёдзи Ямамото узнаётся с первого взгляда. За его обманчивой простотой скрывается не только скрупулёзная работа над каждой деталью, но и философия жизни самого модельера, которая идёт вразрез с современными трендами.

«Моей изначальной целью была защита человеческого тела», — признаётся он в интервью. Одежда Ямамото выделяется на фоне излишне откровенных, полупрозрачных и подчёркнуто сексуальных силуэтов, заполонивших подиумы. Она фактически скрывает женскую фигуру, защищая её «от мужских взглядов, а может, и от ненастной погоды».

Но не менее важной в философии модельера становится защита собственного стиля от влияния fast fashion. Ямамото — тот редкий представитель модной индустрии, который создаёт вещи не на один сезон. Он мечтает, чтобы его наряды передавались в семьях из поколения в поколение. Вот уже четыре десятка лет в работе (да и в личной жизни) он придерживается принципов высокой культуры — highbrow, эстетики, проверенной временем.

Ёдзи Ямамото, Atelier Portrait, Paris (1985) / Photo: Matthew Rolston

Ёдзи родился в Токио в разгар Второй мировой. Его отец погиб на войне. «Сколько себя помню, нас всегда было только двое — мама и я. И она всегда носила чёрное». Ещё одно яркое воспоминание детства: стук швейной машинки матери, которой пришлось освоить профессию портнихи, чтобы в одиночку воспитать сына.

«Мать все силы отдавала изготовлению одежды, чтобы иметь возможность меня выкормить и воспитать», — часто вспоминает Ёдзи. Закончив университет и японскую школу моды, он, в отличие от многих амбициозных юношей, вернулся в отчий дом, чтобы помочь маме в её маленьком ателье. Именно там он осознал, что хочет не просто шить одежду по запросу богатых дам, но создавать нечто своё. То, что будет не только отражать его представления о прекрасном, но и формировать вкус к сдержанной эстетике у других. Причём само дизайнерское ремесло Ямамото никогда не считал трудным занятием. Сложность, по его мнению, заключается в том, «чтобы найти новый способ исследовать красоту».

Yohji Yamamoto 1981Yohji Yamamoto Fall 1981 RTW / Photo: John Bright/Penske Media/REX/Shutterstock

Его первая коллекция, представленная на Неделе моды в Париже в 1981 году, сразу же разделила критиков на два лагеря. Одни не оценили деконструктивизм модельера, назвав его одежду «лохмотьями». Другие именовали Ёдзи не иначе как «гением». Но уже через несколько лет вневременная красота линий и скрытая за грубыми тёмными тканями чистая поэзия его нарядов в сочетании с ответственный подходом при выборе тканей покорили модную индустрию. «Я, возможно, буду последним дизайнером, для которого что-то значит лейбл ”Сделано в Японии”, — говорит дизайнер. — «Это очень затратное производство — ручной труд в Японии самый дорогой в мире. Так что это мой долг — поддерживать малые традиционные японские производства. Я пользуюсь услугами семейных фабрик. Важно продолжать работать таким же образом, иначе эти предприятия исчезнут».

Одежда модельера призвана не выделять человека из толпы, а, наоборот, «прятать». Вот почему среди поклонников бренда Yamamoto так много публичных личностей и людей творческих профессий. Но заслуженный классик моды не собирается почивать на лаврах. «Я хочу улучшать каждую частичку каждой новой коллекции», — говорит он. — «Импульс, ритм моей работы — это то, что заставляет меня идти дальше».

Yohji Yamamoto 1981 ParisЁдзи Ямамото на своём первом показе (1981)

О женственности

«Для меня образ женщины, поглощённой своей работой, не стремящейся добиваться чьей-либо благосклонности, сильной и изящной одновременно представляется чрезвычайно соблазнительным. Чем больше она скрывает свою женственность, тем сильнее последняя проявляется. И это настоящая, внутренняя женственность. Идеально скроенные хлопковые брюки могут выглядеть красивее, чем роскошное шелковое платье».
— Интервью изданию The Talks (2011)

О любимых писателях

«Я открыл для себя литературу благодаря русским писателям, которых начал читать со средней школы. Сначала я читал Горького, Пушкина, советскую пролетарскую литературу, а затем уже начал читать Достоевского. Его мир захватил меня целиком и полностью. В конце средней школы и в старшей школе я прочитал всего Достоевского, включая переписку. Я стал фанатом Достоевского».
— Интервью журналу посольства Японии в России «Япония: стили и жизни» (2014)

Yohji YamamotoЁдзи Ямамото / Photo: Yutaka Yamamoto

О пользе ошибок

«Творчество — это всегда результат какого-нибудь безумия или авантюры. Ты собираешься открыть Индию, а приезжаешь в Америку. Конечно, это ошибка! Но благодаря ей стало возможным открыть новый континент. Каждая коллекция — это путешествие в незнаемое, цепь ошибок, приводящая к неведомому результату. Иногда прекрасному, иногда чудовищному. Это уж как вам повезёт».
— Интервью изданию Elle Russia (2003)

О перепотреблении

«Люди приобретают одежду впустую. Покупают и покупают, а иногда, ни разу не надев, просто выбрасывают. Это, можно сказать, загрязнение окружающей среды, ведь некоторые продукты, которые используют при создании одежды, — токсичны. Я этого не понимаю. Нам действительно пора задуматься, как лучше управлять промышленностью. Я не эколог, но точно понимаю, что мы начинаем ”злить” Землю. Пора успокоиться».
— Интервью изданию i-D (2015)

Ёдзи ЯмамотоДжессика Стэм в соломенной шляпе c пластиковым покрытием Yohji Yamamoto для Vogue (2004) / Photo: Irving Penn

О жизни в настоящем

«Я существую здесь и сейчас. Меня не очень интересует будущее. Или, точнее говоря, я не верю в будущее. Можно сказать, я не уверен, что завтра или послезавтра я всё ещё буду существовать».
— Автобиография «Моя дорогая бомба» (2010)

Об успехе

«Я всегда настороженно относился к успеху, он притягивает жестокость. Испытав это ощущение хотя бы раз, начинаешь его преследовать вновь и вновь. А многие люди завистливы и ревнивы. Для меня успех — награда за хорошо выполненную работу».
— Интервью изданию i-D (2015)

Yohji Yamamoto Paolo RoversiСаския де Брау для Yohji Yamamoto (2013) / Photo: Paolo Roversi

О мире моды

«Я могу выражать в моде своё мастерство, но я ненавижу мир моды. Мода гонится за тенденциями, я же хочу элегантности. У моды никогда нет времени. А у меня есть. Я говорю: ”Здравствуйте, леди, чем я могу вам помочь?” У моды нет времени на то, чтобы задавать подобные вопросы, она заботится лишь о том, что будет дальше… Мода потеряла уважение к одежде. Моя работа состоит в том, чтобы вернуть одежде это уважение».
— Интервью изданию Zeit (2004)

«Одежда, которая создаётся по требованию потребителя, не представляет никакого интереса с точки зрения высокой моды. Для меня это абсолютно чужой мир, я не хочу иметь к нему никакого отношения. Я даже переживаю, что это консьюмеристское отношение к моде, к одежде может навредить вкусу молодых людей и загубить их индивидуальное представление о том, как нужно одеваться».
— Интервью телеканалу Дождь (2013)

О монохроме

«Красочные сексуальные вещи, то, что называется модой, появляется только в городах. А в городах много народу, и если все будут носить одежду разных цветов, то получится неопрятно, не правда ли? Поэтому я с самого начала для себя решил, что хотя бы та одежда, которую делаю я, не будет раздражать глаз, решил придерживаться монотонности. Поэтому, по возможности, цветом я не пользуюсь».
— Интервью журналу посольства Японии в России «Япония: стили и жизни» (2014)

Yohji YamamotoЁдзи Ямамото (1993) / Photo: Yutaka Yamamoto

О японском стиле

«Мне понятно, почему европейцам мои работы представляются очень японскими. Возможно, потому, что обычно любую работу воспринимаешь как законченный результат, условно говоря, как 100%. А я всегда стараюсь закончить работу не доходя до этих 100%. Эти недостающие пять, семь или десять процентов и составляют ”японскую” незаконченность, неопределенность или незавершённость».
— Интервью изданию The Talks (2011)

О «мужском» и «женском»

«Я думаю, моя мужская одежда также хорошо смотрится на женщинах, как и женская. Всё больше и больше женщин покупает для себя мужские вещи. У них более ”чистый” дизайн. Они проще и ничем не украшены. Женщины этого и хотят…. Я всегда задаюсь вопросом, кто вообще решил, что мужчины и женщины должны носить разную одежду».
— Интервью The New York Times (1983)

Ёдзи ЯмамотоЖизель Бюндхен в Yohji Yamamoto для «Love Magazine» (2015) / Photo: David Sims

Yohji YamamotoМарго Робби в Yohji Yamamoto SS20 для «The New Hollywood issue» / Photo: Chris Colls

О сексуальности

«Я считаю, что сексуальность заключается в воображении. Если мужчина видит женщину в слишком яркой одежде либо просто голой — это неинтересно. Интерес просыпается, когда нужно как-то раскрывать женщину, рисовать её в собственном воображении. Поэтому современная мода, согласно которой сексуальными считаются женщины в коротких юбках, мне неинтересна».
— Интервью телеканалу Дождь (2013)

О несовершенстве

«Я считаю, что совершенство безобразно. Где-то в предметах, которые создают люди, я хочу видеть шрамы, неудачи, беспорядок, искажения».
— Интервью изданию AnOther Magazine (2018)

Фото: Yohji Yamamoto / Photo: Simky Cheung

Читайте также
Тенденции

Не только Мария Кюри: истории женщин, получивших Нобелевскую премию

Тенденции

Драгоценные перлы Японии: история культивированного жемчуга

Тенденции

Туве Янссон о славе, счастье и блинах с вареньем

Тенденции

В защиту скептицизма: как и зачем развивать критическое мышление

Тенденции

Русский этикет: становление, развитие и особенности

Тенденции

Алла Демидова о беге времени, современном театре и ценности одиночества

Тенденции

От Талоса до утки: история механических кукол

Тенденции

Хорошие книги как лекарство от осенней хандры