Буллинг: причины, участники, пути решения

Буллинг. Актуальная тема и «горячий» термин. Когда об этом начинают говорить все, невольно создаётся впечатление, будто буллинг, как и многие другие формы межличностных взаимодействий, пришли к нам вместе с языковыми заимствованиями. Но это заблуждение. В той или иной форме, без красивых наименований или вместе с ними, эти явления давно с нами.

Например, в восьмидесятые годы прошлого столетия школьников классами водили на просмотр фильма “Чучело” Ролана Быкова. Очевидно, руководство той большой, грозной и авторитарной страны осознавало необходимость превентивных мер для контроля конфликтов на уровне учеников.

Помимо школьных баталий широкую огласку всегда имела «дедовщина» в армии. А у той вообще богатая история. Долгое время она олицетворяла самые что ни на есть уставные отношения. В царской армии преследование слабых (по чину) было законодательно закреплено. Их секли шпицрутенами, отбирали жалованья, выдирали усы. С пожелтевших страниц приказов того времени на нас рыкает более близкая слуху аракчеевщина.

Что такое буллинг

Буллингом принято называть основанные на превосходстве, имеющие цель и повторяющиеся во времени действия. Практически все, кто сталкивается с упоминанием этого термина, мысленно представляют более крупного хулигана, припирающего к стенке субтильного очкарика-ботаника. На практике всё куда сложнее.

По статистике, самым распространённым является именно вербальный буллинг (79%). С насилием сталкиваются только 30% из подвергавшихся домогательствам. Лену Бессольцеву, героиню “Чучела”, преследовали без рукоприкладства: её всячески унижали, бойкотировали. Впоследствии беднягу побили. Но это скорее авторское преувеличение, сделавшее из и без того тяжёлого сюжета вовсе невыносимую картину.

Как и любой процесс буллинг имеет круг участников. Это агрессор, объект нападок (жертва), наблюдатели, общество. От поведения каждой группы зависит то, как далеко пойдет в своих действиях хулиган.

Anya Ponti

1/ Жертвы

Никто никогда не хочет быть жертвой. Вместе с тем, модель поведения многих людей подразумевает признание себя жертвой априори. Как это ни парадоксально, но именно жертвы буллинга представляют бóльшую социальную угрозу, чем булли. Согласно недавнему исследованию американских учёных, подвергавшиеся нападкам ученики в два раза чаще склонны приносить оружие в школы, чем те, с кем ничего подобного не происходило.

Три четверти всех зачинщиков массовых расстрелов подвергались издевательствам в школах.

Эксперты осторожны в своих оценках, но буллинг часто фигурирует в качестве потенциальной причины (среди прочих) массовых расстрелов в американских школах. Например, в этой связи регулярно упоминается резонансный случай Columbine High School massacre, унесший жизни 13 человек, не считая двух самоубийств нападавших.

В 2004 году Департамент Образования США опубликовал данные, согласно которым три четверти всех зачинщиков массовых расстрелов подвергались издевательствам в школах.

Эрик Харрис (Eric Harris), один из соучастников той самой расправы в Колорадо, страдал от физических недостатков с рождения. Ему сделали две операции по устранению дефектов. Но дневник мальчика всё равно был полон ненависти к себе. Почему не удалось погасить очаги саморазрушения в раннем возрасте? Как получилось, что Эрика не смогли вернуть к нормальной жизни и заставить поверить в себя?

Не будьте жертвой внутри

Говоря от детском или школьном буллинге, всегда стоит обращать внимание на взрослых. «Я не виновата, что мой муж любит выпить». «Мой сын не успевает по математике, потому что классный руководитель — слабый педагог”. «Моим ребёнком некому заниматься: свекровь меня недолюбливает и не берёт внука к себе». Эти утверждения характеризуются комплексом жертвы. Люди, использующие такие обороты, демонстрируют экстернальность — склонность приписывать происходящие с ними события внешним факторам.

Такое отношение к себе и близким может иметь далеко идущие последствия. Следующая остановка — выученная беспомощность. Это состояние, при котором даже явные возможности к улучшению своего положения не будут использованы человеком из-за нескольких неудач в прошлом.

Когда родители с такими взглядами отправляют своих детей в школу, то они, скорее всего, снабдят их инструкциями в духе «ничего не поделаешь», «разбирайтесь сами, ведь вы сверстники». Если у подростка есть проблемы с самоидентификацией, что встречается в таком возрасте, такая псевдоподдержка заранее опустошит ребёнка, оставит без надежды на помощь со стороны, без тыла. Любое оскорбление, бойкот, травля вызовет у него усиленную реакцию, направленную вглубь его ещё неокрепшей нервной системы.

Пораженческая позиция родителей программирует детей на то, чтобы использовать аналогичный подход при встрече с опасностью.

Не быть жертвой — значит взять свою судьбу и судьбу своих детей в свои руки. Первое, что нужно сделать — изменить установку с поиска виноватых вовне на признание своих недостатков и поиск путей совершенствования.

Имейте активную позицию

Проблема буллинга, как правило, адресуется обидчикам. Но если провести беглый анализ, становится очевидным, что среди них если и есть отпетые подонки и беспредельщики, то их единицы. Почему же тогда все боятся этого явления? Потому что системе проще решать вопросы с этой группой, чем с гораздо большей и неповоротливой массой безвольных жертв. Сподручнее разыгрывать карту карательных мер против хулиганов, чем постоянно убеждать кого-то добровольно делать то, что он делать не хочет.

Буллинг чаще всего представляют как насилие. Но прежде всего, это — психологическое воздействие. Приучайте вашего ребенка к тому, что любая угроза — это не то, чего следует бояться, а то, что заслуживает осуждения по закону. Убеждайте его фиксировать все негативные действия в свой адрес, никогда не поддаваться на предложения разобраться, отойти. Избегать мест, где может потенциально чиниться насилие. Обсуждайте с ребенком варианты поведения в ролях, объясняйте как ему себя вести, что отвечать. Особо заостряйте внимание на ситуациях, когда потенциально может произойти публичное унижение. Не оставляйте без внимания даже минимальную жалобу. Используйте трекеры для определения местоположения.

Формируйте противовес

Занимая детей, вы не только можете обезопасить их от дурного влияния улицы, но и создать серьёзный противовес школьной рутине. Если на занятиях учеников ждут психологические испытания, то здесь — разрядка и подпитка.

Дети, предоставленные сами себе от трёх дней в неделю и больше, в два раза чаще своих сверстников связывались с преступным миром.

Всем хорошо известно, что нельзя предоставлять улице решать, чем ваше чадо будет заниматься. Как правило, выбор там невелик и часто имеет криминальный оттенок. Исследование 2006 года, проведенное в Калифорнии среди детей от 12 до 17 лет, выявило простую зависимость: те, кто был предоставлен сам себе от трёх дней в неделю и больше, в два раза чаще своих сверстников связывались с преступным миром. Более того, они в три раза чаще демонстрировали хулиганское поведение и использовали наркотические вещества.

Казалось бы, очевидные вещи. Но почему родители снова и снова оставляют детей на попечение улицы? Причины всегда разные: от занятости на работе и невозможности забирать отпрысков из секций до дороговизны и нежелания самих детей. Всегда есть внешние обстоятельства, притупляющие самооценку.

Создавайте занятость

Важно понимать, что одни и те же сложности по-разному воспринимаются детьми, которые заняты и которые предоставлены сами себе.

Занятые дети видят происходящее вокруг через призму постоянной нехватки времени. Для них переживания или боль конечны. Они понимают, что завтра неприятность забудется, а сегодня столько ещё нужно успеть сделать.

Предоставленные же сами себе ищут возможности как убить время. Для многих из них эта «свобода» оборачивается депрессией, так как любая негативная ситуация виртуально растягивается подобно резине. Кстати, хулиганы часто используют тактику игры с жертвой именно из-за желания чем-то себя занять. Школа — прекрасное место для этого, ведь времени так много, а делать ничего не хочется.

Учите детей стоять за себя

Представьте кота, который играет с теннисным мячиком на полу. А что если мячик внезапно станет чугунным? Кот просто отойдёт в сторону, ему будет скучно. Многие сетуют на то, что, отправляя детей в секцию единоборств, невозможно быстро получить результат в виде способности защищаться. Но это и не надо. В первые пару месяцев ребенка научат как правильно дышать. Ещё некоторое время потребуется, чтобы привить толерантность к боли. Как результат у ребёнка изменится взгляд и осанка. И вот мячик уже чугунный. С ним неинтересно играть.

буллинг

2/ Агрессоры

Как правило, хулиганы всегда находятся в меньшинстве, ведь им противостоят все — родители, жертвы, администрация. Секрет их поведения заключается в пренебрежении к общепринятым правилам. Но так ли оправдан вызов?

По сути имеет место блеф. У любого школьного агрессора есть свои изъяны и слабые стороны, но он будет держаться до тех пор, пока не почувствует, что его личный предел достигнут. Дети могут не понимать таких нюансов. Однако взрослые должны это знать, чтобы действовать сообразно. В противодействии буллингу необходимо как можно быстрее завести обидчика на экстремум, когда он будет вынужден отступить.

Объясните ответственность перед законом

По законам большинства государств, любое телесное повреждение может закончится административным взысканием, а при определённом стечении обстоятельств — и уголовной ответственностью. Все школьные горе-авторитеты это знают, а если нет, то очень расстраиваются, когда узнают.

В случае проявления агрессии необходимо поставить хулигана в известность о возможных юридических последствиях. Если это не сработает, стоит эскалировать на уровень учительского состава и администрации. Здесь уже возможны серьёзные меры по отношению к взрослым за попустительство, включая увольнение с работы.

Внушите уверенность

В большинстве случаев хулиганы используют кратчайший путь при выборе цели — внешность. Не нужно сутками просиживать в библиотеке или ходить на заумные уроки, чтобы выяснить, что новичок — очкарик, а девочка из соседнего класса — дылда.

Несложные умозаключения и банальные приставания — вот арсенал большинства забияк. На уверенный вопрос «Да, дылда, а что дальше?” обидчику обычно нечего ответить. Предложение продолжить разговор о физических недостатках (особенностях) он вряд ли захочет поддержать.

буллинг

Напомните, что это не игра

Вопреки общим представлениям, многие булли не осознают серьёзности наносимого вреда и не имеют структурированных планов по изматыванию жертвы. Чаще всего для них это просто игра. Многие из тех, кто во взрослой жизни находил своих обидчиков, на замечания о грехах прошлого обнаруживали в качестве их реакции искреннее удивление и непонимание.

Это подтверждает тезис о том, что любая допустимая (несиловая) конфронтация с хулиганом, чёткость и жесткость позиции наряду с вразумлением могут прекратить преследование. Задача — сфокусировать агрессора на потенциальном вреде, который он собирается нанести, и возможных последствиях для него, которые непременно наступят.

Заставьте булли бороться против буллинга

В некоторых школах существует практика привлечения наиболее одиозных представителей булли к решению проблем буллинга. В этом нет противоречия. Как правило, такие ученики являются отличными спортсменами и авторитетными лидерами. Они успешны и собираются делать карьеру. 

Вместо угроз администрация школы выходит к такому ученику, обозначая серьёзную проблему и прося его о помощи как школьного авторитета. Такая тактика показывает осведомлённость старших о происходящем и ставит булли в сложное положение. Данный подход упоминает профессор психологии и преподаватель Стэнфордского университета Кэрол Дуэк в своей хорошо известной книге “Гибкое сознание”.

Сформируйте нетерпимость к буллингу

К сожалению, многие из тех, кто подвергался буллингу, сами становятся булли. Очевидно, что факт издевательств не формирует в их мозгу чувства стопроцентной нетерпимости.

Не общайтесь с девочками-булли в сети

Прекрасная половина хулиганов гораздо более изобретательна по сравнению с мальчиками. Девочки не ограничиваются прямолинейными препирательствами, выбирая командную игру. При этом они способны проявлять особую жестокость «за глаза». По мнению психологов, практикующие кибербуллинг особы выливают такие потоки изощрённой онлайн-ненависти, какие никогда не выскажут очно. Излишне говорить, что высказываемое таким образом гипертрофированное отношение не имеет адекватного обоснования.

Данную проблему можно попытаться решить. Если ребёнка бойкотируют, посоветуйте ему организовать свой собственный, пусть небольшой круг. Если не с кем или ребёнок не слишком коммуникабельный, нужно больше читать и не пропускать секции после школы. При первой же попытке неконструктивной брани в сети — блокировать. Всё фиксировать, делать скриншоты. Никогда не отвечать на оскорбления в сети. Никогда не оскорблять в ответ. Не бояться высказывать свои взвешенные аргументы в глаза, но без излишнего усердия. Обидчики, скорее всего, не дружат с логикой. Оказавшись неспособными нанести вред, они сами пересмотрят своё поведение. Выйдя же на контакт, скорее всего, окажутся в ущемлённом положении.

буллинг

3/ Наблюдатели

Наблюдатели — это те, кто чаще всего оказывается в эпицентре происходящего против своей воли. Над ними осуществляется условное насилие. Им как будто показывают передачу, которую они смотреть не собирались. Действие на экране может иметь крайне негативный окрас и непременно наложит отпечаток на психологическое состояние случайного зрителя.

Больше половины случаев нападок в школе заканчиваются после вмешательства со стороны.

Оказаться в роли созерцателя — совсем небезобидно. Помимо получения отрицательных эмоций, проявив пассивность, наблюдатель даёт понять агрессору, что с ним тоже можно будет позже поиграть. Но есть и важная статистика: наблюдатели способны остановить конфликт. Больше половины (57%) случаев нападок в школе заканчиваются после вмешательства со стороны, подтверждая известную мысль о преступности безучастия. Шведская писательница Сельма Лагерлёф, придумавшая Нильса и диких гусей, прямо так и спрашивала: «Неужто вы полагаете, что жестокосердие и равнодушие не опаснее стали и свинца?»

4/ Общество

Окружая себя сложными для слуха заморскими понятиями вроде буллинга, мы даём себе возможность немного дистанцироваться от проблемы. Дескать это не совсем наше, это чуждое. Но грубость, хамство и подлость есть в любом обществе вне зависимости от языка, на котором оно говорит. Возмущаясь вероломством окружающих, мы сами порой допускаем то, что потом жестоко критикуем.

Родители, учителя, правоохранители, чиновники — все должны чётко представлять степень терпимости к несправедливости. Если сегодня вы ярый борец против буллинга, а завтра ставите машину на тротуар, с уверенностью в своей безнаказанности перегородив путь прохожим, — у вас низкая способность противостоять невежеству. Ведь завтра вас могут припереть к стенке более сильные приматы. А что если вашего ребёнка будут доставать дети высших чинов? Предложите ему с пониманием отнестись к этому? Решить вопрос благоразумно? В переводе это значит стать жертвой.

Послесловие

В книге Натальи Цымбаленко «Буллинг. Как остановить травлю ребенка» есть эпизоды, как учителя пытались откреститься от проблемы, буквально от неё убежать. Руководство школы говорило матери: “Вы не докажете”. Оказалось, что директор учебного заведения ничего не знал о происходящем, а родители детей-булли — сами были булли. Но всё резко изменилось после того, как началась эскалация.

Можно долго анализировать такое явление как школьный или детский буллинг. Но в итоге всё сводится к взрослым людям — родителям, учителям, наблюдателям. От их безразличия, невнимательности и попустительства дети становятся как жертвами, так и агрессорами. И до тех пор пока мы сами не изменимся, у нас не получится изжить те проблемы, которые, несмотря на свою значимость, остаются частными в рамках общего отсутствия эмпатии.

Фото: Anya Ponti, @helenwhittlephotography

Читайте также
Тенденции

«Смотри внутрь себя»: правила жизни стоиков

Тенденции

Альфонс Муха — мастер модерна

Тенденции

Сергей Рахманинов о распорядке дня, пользе одиночества и источниках вдохновения

Тенденции

Утро вечера мудренее: что скрывается за нашими сновидениями

Тенденции

В защиту печали: почему грустить — это нормально

Тенденции

Франка Соццани о работе в глянце, расстановке приоритетов и жертвах моды

Тенденции

Винсент Ван Гог без заблуждений: о характере, семье и отрезанном ухе

Тенденции

«Человек — сумма своих поступков»: правила жизни Иосифа Бродского

Татьяна Корсакова

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ

и узнавайте первыми о лучших советах для здоровой и гармоничной жизни

Спасибо и до скорой встречи!