Супермодели 80-х и 90-х: мечта на продажу

Золотая эпоха супермоделей приходится на 80-90-х годы XX века. В этот период на фоне экономического подъёма внутри модной индустрии развивается небывалая конкуренция. Бренды в гонке за внимание ищут всё новые и новые пути привлечения максимально широкой аудитории.

Словно феникс из пепла начинает восставать высокая мода. В новых реалиях она предназначена в первую очередь для привлечения внимания к бренду, тогда как основной доход компания будет получать с продаж линий массовой одежды, парфюмерии и косметики.

Постепенно происходит разрушение классических понятий «хороший вкус/дурной вкус», теперь в первую очередь публика мыслит категориями «интересно» или «скучно». И одним из самых успешных способов акцентирования внимания на бренде становятся супермодели. Историю которых «скучной» не назовёшь.

Образец для подражания

Ещё с 60-х годов мода и поп-культура начинают своё активное сближение, так что к концу века они уже становятся совершенно неразделимыми. Супермодель этого периода — уже не просто самая знаменитая и высокооплачиваемая манекенщица. Нет, теперь она настоящая поп-звезда, икона, сверкающая на телевидении и улыбающаяся с бесчисленных постеров.

Её популярность может поспорить со славой эстрадных исполнителей и кинозвёзд, и при этом ей не нужно ни петь, ни танцевать, ни демонстрировать выдающуюся актёрскую игру. Супермодель — кумир и образец для подражания. «Носи то, что ношу я, стремись к стандартам моей фигуры и тогда ты тоже не будешь вставать с постели меньше чем за 10000$!», — словно говорят они. Заманчивый образ, не так ли? Мечты очень хорошо продаются, особенно если делать ставку на подрастающее поколение.

Супермодели 80-х и 90-х: Линда Евангелиста, Наоми Кэмпбелл, Кристи Тарлингтон, Синди Кроуфорд, Татьяна ПатитцCindy Crawford, Christy Turlington, Tatjana Patitz, Linda Evangelista, Naomi Campbel for Vogue (1990) / Photo: Peter Lindbergh

Легендарные дизайнеры и дома моды сами вкладывают огромные ресурсы в развитие образа супермоделей. Знаком качества того или иного бренда в это время является непременное появление супермодели на его показе и в рекламой кампании. И в этом вопросе лучше не скупиться!

Лидером здесь поистине являлся Джанни Версаче. Не одна и не две, а все популярные девочки должны быть частью его империи. Они будут сверкать не только в нарядах его основной линии, но и продвигать спортивную одежду, нижнее бельё, одежду для молодёжи и даже товары для дома. «Ты можешь стать одной из нас!», — будут говорить они они, — «Купи эти джинсы! Мы же их носим — так выглядит успех!»

Эпоха супермоделей подойдёт к своему логическому завершению в конце 90-х, но это уже совсем другая история. А пока что рассмотрим легендарную троицу, ставшую фундаментом прекрасной мечты об образе супермодели.

Линда Евангелиста

Линда Евангелиста на показе Chanel Linda Evangelista for Chanel S/S (1991)

Линда Евангелиста, фотограф Стивен МайзельLinda Evangelista for Vogue Italia (1990) / Photo: Steven Meisel

Линда Евангелиста в рекламе VersaceLinda Evangelista for Versace Spring/Summer Collection (1991)

Из всех супермоделей именно Линда играла основополагающую роль в процессе превращения работы манекенщицы в отдельный вид искусства. Повышение гонораров, собственной актуальности и востребованности привело к тому, что к концу 80-х мир топовых моделей стал таким же прибыльным, гламурным и привлекательным, как и мир голливудских звёзд.

Её называли «супермоделью из супермоделей», «лучшей моделью последних пятидесяти лет», настолько красивой, что это казалось нереалистично даже по модным стандартам. А уж её фраза «Я не встану с кровати меньше чем за 10000$» остаётся одной из самых цитируемых по сей день. Эти слова как нельзя лучше описывают эпоху.

Стилисты, фотографы и дизайнеры прозвали Линду «Хамелеоном» за её уникальную универсальность: способность примерить на себя любой образ, не говоря уже о постоянной смене цвета волос. На одном показе она представала осколком великолепной изысканности эпохи Кристиана Диора, а уже через несколько часов поражала своим перевоплощением в экстравагантного панка или опасную байкершу.

Во многом главенствующая позиция Линды в стане супермоделей объясняется её серьёзным отношением к своей работе. Мечтая стать моделью с самого детства, она вникала во все аспекты профессиональной деятельности, начиная с макияжа и заканчивая грамотно выставленным светом. Основательный подход к профессии прослеживается не только в её максимально продуктивном взаимодействии с фотографами или стилистами, но и в том, что она не пыталась сделать альтернативную карьеру.

И в наши дни, помимо воспитания ребёнка и своей благотворительной деятельности, нацеленной на повышение осведомлённости общества о ВИЧ и раке груди, Линда остаётся эталонной моделью, заключая многомиллионные контракты и вдохновляя своим примером уже следующие поколения звёзд.

Наоми Кэмпбелл

Наоми Кэмпбелл, фотограф Питер ЛиндбергNaomi Campbell for Harper’s Bazaar (1992) / Photo: Peter Lindbergh

Наоми Кэмпбелл, фотограф Эллен фон УнвертNaomi Campbell for Vogue Italia (1994) / Photo: Ellen von Unwerth

Наоми Кэмпбелл, фотограф Роберт ЭрдманNaomi Campbell for Vogue (1996) / Photo: Robert Erdmann

Порой кажется, что стоит всего лишь произнести заветное имя Наоми, чтобы у окружающих в голове мгновенно выстроился пленительный ряд образов и обворожительных ассоциаций. Британская модель со сложным (даже вздорным) характером и уникальным артистизмом — воплощение образа истинной дивы.

Она начала свой путь по лабиринту поп-культуры, снимаясь в многочисленных музыкальных видео уже в семилетнем возрасте. А в неполные 16, когда Наоми проходила обучение балету в Академии театрального искусства Italia Conti, ей впервые предложили попробовать свои силы в модельном бизнесе. И вот наша героиня уже появиляется на обложке британского Elle, а спустя год фотограф Теренс Донован увековечивает её для легендарного календаря Pirelli.

Юная красавица стала настоящим сенсацией на подиуме. Её плавная походка напоминала грациозные движение пантеры. Гибкая, восхитительная и опасная. Она стала настоящей музой для Джанни Версаче, который не жалел ни средств, ни сил, чтобы удовлетворить любой её каприз. Каждый выход Наоми на подиум был настоящим произведением искусства — историей, рассказанной через движение и взгляд. Даже её падение на показе Вивьен Вествуд в 1992 году из-за высоченных платформ стало не провалом, а настоящим хитом сезона — настолько искренней и непосредственной она была в своей реакции.

Но, увы, Наоми, как и многим другим темнокожим моделям, приходилось сталкиваться с проявлениями расизма. Будучи одной из самых узнаваемых и востребованных моделей поколения, она всё равно не имела такое же количество рекламных контрактов, как её белые коллеги. Бывало и хуже: участие в некоторых показах было обусловлено ультиматумом со стороны Евангелисты и Тарлингтон, которые отказывались от работы, если вместе с ними не будет Наоми.

Даже её первое появление на обложке французского Vogue, которое было также и первой обложкой с темнокожей моделью за всю историю издания, предварял скандал! Фотографию удалось опубликовать исключительно благодаря влиянию Сен-Лорана, который грозился разорвать рекламный контракт с журналом. С нулевых годов XXI века Наоми Кэмпбелл стала активной участницей движения по преодолению расизма в модной индустрии.

Её деятельность дала возможность новым поколениям моделей с самым разным цветом кожи идти к своей заветной мечте минуя те проблемы, с которыми сталкивалась она сама. Сегодня Наоми Кэмпбелл единственная из всей троицы ведёт активнейшую модельную деятельность, до сих пор радуя своих поклонников участием во многочисленных показах и фотосессиях. И такое ощущение, что в 50 лет её элегантная пластичность стала только ещё более обворожительной.

Кристи Тарлингтон

Кристи Тарлингтон на показе Claude Montana Christy Turlington for Claude Montana F/W (1991)

Кристи Тарлингтон, фотограф Стивен МайзельChristy Turlington for Vogue Italia (1991) / Photo: Steven Meisel

Кристи Тарлингтон для Vivienne Westwood, фотограф Марио Тестино Christy Turlington for Vivienne Westwood (1993) / Photo: Mario Testino

В отличие от своих коллег, Кристи Тарлингтон даже и не помышляла о карьере в модном бизнесе. Главной страстью девочки из маленького городка в Калифорнии была верховая езда, которой она отдавала всё свободное время. Впрочем, конный спорт сыграл важную роль в старте её карьеры. Именно сидящей на лошади её запечатлел фотограф Дэнни Коуди, который всячески старался убедить четырнадцатилетнюю девушку попробовать свои силы в качестве модели.

Перспектива гонорара в $100 за час съёмки ускорила процесс принятия решения: Кристи собиралась потратить эти деньги как раз на занятия верховой ездой. К шестнадцати годам девушку уже знал весь штат, а в восемнадцать её лицо впервые украсило обложку итальянского Vogue. Стремительное развитие карьеры Тарлингтон привело к заключению эксклюзивных контрактов с Calvin Klein и Maybelline уже к концу 80-х. За участие её в показах и рекламных кампаниях сражались настоящие титаны модной индустрии: от Dior и Versace до Prada и Valentino. Но тут происходит неожиданный поворот!

В 1994 году Кристи понимает, что работа модели, даже с учётом баснословных гонораров, ей не интересна. Она решает уйти из моды и продолжить своё образование. Никто не мог предположить подобного развития событий, и даже агент Кристи лишь отшутилась по этому поводу. Но девушка была непреклонна! И, покинув растерянный мир моды, Кристи поступает в Нью-Йоркский университет, который закончит с отличием, получив степень бакалавра гуманитарных наук.

На сегодняшний день Кристи уже 17 лет состоит в счастливом браке, воспитывая вместе с мужем двух детей. Тарлингтон ведёт активную благотворительною деятельность, оказывая финансовую помощь Сальвадору (родине своей матери). Но основой её современных занятий является гуманитарная деятельность, направленная на защиту материнского здоровья.

Продолжив обучение и получив степень магистра в области общественного здравоохранения в Колумбийском Университете, она организовала некоммерческую организацию «Каждая мать на счету». Её фонд разрабатывает программы поддержки семей, решает проблемы поставок лекарств в больницы, а также организовывает школы акушерок в странах третьего мира. Вот такими неисповедимыми бывают пути легендарных супермоделей.

Photo: Patrick Demarchelier for Vogue Anniversary (1992)

Читайте также
Стиль
Как в кино: лучшие образы из «Союзников»
Стиль
Для стиля, красоты и уюта: 10 лучших находок августа
Стиль
Мэри-Кейт и Эшли Олсен — законодательницы уличного шика
Стиль
Незаменимые есть: 10 любимых вещей Шарлотты Казираги
Стиль
Курс на экологичность — главный тренд модной индустрии
Стиль
Джинсовые платья и комбинезоны: 12 моделей на каждый день
Стиль
Для стиля, красоты и уюта: 10 лучших находок июля
Стиль
Ода белой рубашке