Амелия Эрхарт о девичьей фамилии, ложных целях и равноправии

Когда в 1937 году знаменитая лётчица Амелия Эрхарт отправилась в кругосветное путешествие, никто и подумать не мог, что спустя несколько недель она просто растворится в воздухе. По прошествии 83 лет загадка её исчезновения по-прежнему до конца не разгадана. Очевидно лишь одно: талант, смелость и жажда жизни Амелии до сих пор поражают. Именно она первой заняла пост президента международной ассоциации женщин-пилотов «Девяносто девять», а в мае 1932 года стала первой женщиной, в одиночку пересекшей Атлантику.

С самых ранних лет Амелия Эрхарт выделялась на фоне других девочек: она лазила по деревьям, играла в теннис и умело обращалась с подаренной отцом винтовкой 22 калибра. Её первый полет (ещё в качестве пассажира) длился всего 10 минут, но эти 10 минут навсегда изменили жизнь 23-летней девушки. Уже через месяц она начала обучение лётному мастерству, а спустя год поставила свой первый рекорд, поднявшись на высоту 4,300 метров — выше, чем это удавалось другим женщинам-пилотам.

Amelia Earhart

Долгие размышления и нерешительность вообще не были свойственны Эрхарт. Неожиданно получив предложение от богатой авиаэнтузиастки Эми Гест совершить трансатлантический перелёт вместо неё, Амелия ни минуты не колебалась. Правда из-за отсутствия должного опыта и плохой погоды, большую часть времени в воздухе Эрхарт провела в кресле пассажира. «Меня везли, как мешок картошки», — сказала она журналистам, сойдя на землю.

Тем не менее этот полёт стал началом стремительной карьеры Эрхарт как лётчицы и писательницы. Она мгновенно стала любимицей прессы и использовала своё положение для популяризации авиации и борьбы за равноправие женщин. Она активно выступала за привлечение представительниц своего пола в традиционно «мужские» профессии.

Второй трансатлантический перелёт, который на этот раз Амелия совершила полностью самостоятельно, стал для неё настоящим испытанием. На самолёте не было радиосвязи, а природа вновь оказалась не на стороне лётчицы: с наступлением темноты начался шторм с грозой. Впоследствии Эрхарт называла этот полёт доказательством того, что «мужчины и женщины совершенно равны в уме, координации, скорости реакции и силе воли».

Amelia EarhartАмелия Эрхарт после награждения орденом Почётного легиона (1932)

Амбициозность и смелость «первой леди Атлантики» были далеко не единственной причиной её невероятно успешной лётной карьеры. Всего этого не было бы без почти безрассудной любви Амелии к красоте неба. «После полуночи луна скрылась и я осталась наедине со звёздами. Я часто говорю, что соблазн полёта — это соблазн красоты, и я твёрдо убеждена, что главная причина, по которой люди становятся лётчиками, признают они это или нет, — это эстетика полёта”. Другой определяющей чертой Амелии было стремление к свободе, которое она реализовывала именно в небе. А брак с Джорджем Путнамом она воспринимала не как ограничение свободы, а как как равноправное партнёрство. Даже замужний статус не остановил её от регулярных длительных полётов в одиночку.

На родине Эрхарт, в штате Канзас, её до сих пор считают национальной героиней. О легендарной лётчице снято множество художественных фильмов, продолжают выходить книги. В её родном городе Атчисоне проводится Фестиваль Амелии Эрхарт, на который ежегодно съезжается до 50 тысяч гостей. И сегодня эта отважная и решительная женщина является примером для подражания во всём мире.

Amelia EarhartАмелия Эрхарт в кабине самолета (1930)

О своём первом полете

«К тому времени, когда я поднялась на двести или триста футов от земли, я уже знала, что должна летать».
— «Last Flight» (1937)

О браке

«Мне, возможно, потребуется место, где я смогу побыть наедине с собой. Я не могу обещать, что буду терпеть ограничения своей свободы».
— Письмо Джорджу Путнаму перед свадьбой (1931)

Amelia EarhartАмелия Эрхарт c мужем Джорджем Путнамом (1931)

О девичьей фамилии

«Я признаю, что у меня нет никаких причин просить, чтобы СМИ использовали мою девичью фамилию. И всё же по многим причинам мне удобнее быть просто Амелией Эрхарт [а не Путнам]. В конце концов, я считаю, что лётчицам должны быть предоставлены те же привилегии, что и писательницам или актрисам».
— Письмо в The New York Times после того, как газета назвала её миссис Путнам (1932)

О ложных целях

«Мы всегда спешим к намеченной цели, пробиваемся сквозь преграды, стремясь попасть в какое-то другое место, вместо того, чтобы наслаждаться тем, где мы есть сейчас«.
— «Last Flight» (1937)

О миссии авиации

«Возможно, больше всего вдумчивых женщин привлекает в авиации способность к объединению людей. Изоляция порождает недоверие и различия в мировоззрении. Всё, что стремится сократить дистанцию между людьми, уничтожает изоляцию, сближает народы. Я думаю, что авиация способна увеличить чувство общности, близости и понимания между людьми во всём мире».
— «20 Hrs. 40 Min.: Our Flight in the Friendship» (1928)

Amelia EarhartАмелия Эрхарт в водолазном костюме (1929)

О риске

«Решите, стоит ли цель связанных с ней рисков. И если ответ ”да”, перестаньте волноваться».
— Last Flight (1937)

«Полёт может быть не самой простой затеей, но удовольствие от него стоит всех рисков».
— Last Flight (1937)

О секрете успеха

«Подготовка, как я часто говорю, составляет две три успеха любой авантюры».
— «Last Flight» (1937)

Amelia EarhartАмелия Эрхарт рядом со своим самолётом Electra (1937)

О женщинах в авиации

«Я решилась на трансатлантический перелёт, потому что мне этого хотелось. Это было в каком-то смысле самооправданием — доказательством для самой себя и для других, что женщина с достаточным опытом может сделать это».
— «The Fun of It» (1932)

«Нас называли ”Божьими коровками”, ”Ангелами” или ”Влюблёнными в небо”. Мы всё равно пытаемся называть себя просто ”пилотами”».
— «The Fun of It» (1932)

О равноправии

«Я знала девушек, которым следовало бы заниматься механикой, вместо того, чтобы шить платья, и юношей, которые лучше бы готовили, чем занимались инженерией».
— «Last Flight» (1937)

Фото: The LIFE Picture Collection/Getty Images, Jim Handy Productions

Читайте также
Тенденции

Восемь причин полюбить поэзию

Тенденции

Марта Грэм: правила жизни великой танцовщицы

Тенденции

«Правила для благородных дам»: из XIX века в XXI

Тенденции

История женского образования в России: от родовых общин до современности

Тенденции

Природа интуиции: можно ли доверять своему внутреннему инстинкту

Тенденции

Югэн: в поисках скрытой красоты

Тенденции

Не только Мария Кюри: истории женщин, получивших Нобелевскую премию

Тенденции

Драгоценные перлы Японии: история культивированного жемчуга