«Не плюйся за столом», или как зарождался этикет и к чему это привело

Time for Champagne

Недавно Британская библиотека оцифровала энциклопедию хороших манер Lytille Childrenes Lytil Boke. Впервые книга была издана в далеком 1480 году и предназначалась для детей из аристократических семей. В ней, среди прочего, можно найти такие советы, как «не ковыряйся ножом в зубах» и «не плюйся за столом». За три года до этого британским книгопечатником Уильямом Кекстоном была издана «Книга вежливости». В ней подчёркивалось, что после сморкания пальцы приличествует вытереть о рубаху, а не об общую скатерть. Сейчас эти пассажи вызывают у нас ироничную улыбку, но в те времена сдержанное поведение за столом не было само собой разумеющимся.

Правила хорошего тона прошли длинный путь от общей тарелки супа на десять персон до утончённого английского чаепития. Целью трактатов об этикете было не столько разделение общества на классы и бессмысленное нагромождение запретов, сколько формирование цивилизованного поведения всех сословий. Впрочем, не обошлось без курьёзных моментов и абсурдных перегибов. Предлагаем вам вспомнить, с чего начиналась история хороших манер, которые сейчас кажутся нам очевидными, будто «так было всегда».

Королевский свадебный пир. Неподобающе одетый гость брошен во тьму (1469) / The J. Paul Getty Museum

Как всё начиналось

В своей книге «О причинах спада насилия» профессор психологии Гарвардского университета Стивен Пинкер связывает становление манер в обществе с ростом мира и процветания. Воюющие рыцари Средневековья должны были завоёвывать расположение европейских королей. Двор же, в свою очередь, искал ответственных смотрителей для управления провинциями.

Пинкер пишет: «Дворяне… должны были соблюдать правила поведения, дабы не оскорблять королевских фаворитов, и развивать эмпатию, чтобы понимать, чего те хотят. Манеры, подходящие для двора, стали называться «придворными» или «учтивостью». Наставления по этикету возникли как руководство по поведению при королевском дворе». Эти правила включали такие перлы, как «не мочись в коридоре», «не сморкайся через скатерть», «не используй свой удобный личной нож, чтобы положить еду в рот» и им подобные.

Крупный немецкий социолог прошлого века Норберт Элиас считал, что именно с придворным обществом связывается понятие «civilité», позже трансформировавшееся в «civilisation». Люди средневековой культуры, даже весьма могущественные, часто вели себя как дети — имели импульсивное поведение без каких-либо ограничений. По мнению Элиаса, начиная с XI или XII веков и вплоть до XVII и XVIII веков, европейцы всё больше подавляли свои импульсы. Они учились предвосхищать долгосрочные последствия своих действий и принимать во внимание мысли и чувства других людей. Большую роль в этом сыграла книга одного христианского учёного.

Froissart's Chronicles BanquetБанкет хроник Фруассара. Правитель Аквитании Джон Гонтский и король Португалии Иоанн I (XIV век) / London, British Library

От Эразма Роттердамского…

Эпоха Возрождения известна нам прежде всего как время художественного расцвета Европы и великих географических открытий. Но пока отважные путешественники исследовали Новый свет, а Микеланджело расписывал потолок Сикстинской капеллы, будни европейской знати были наполнены другим новейшим увлечением. Люди учились столовым манерам. Ведь в 1530 году в свет вышла небольшая работа известного философа Эразма Роттердамского «О приличии детских нравов».

Трактат быстро перевели на все европейские языки, и в течение ближайших шести лет он пережил 30 переизданий! Так что будь вы благовоспитанной светской дамой XVI века, вы бы никак не смогли пройти мимо него, и знания о хороших манерах почерпнули бы именно оттуда. Нидерландский мыслитель учил своих читателей не только поведению за столом, но и искусству самопрезентации и правилам ведения светской беседы.

Конечно, общие представления о том, что прилично, а что недопустимо на светском ужине, появились задолго до Эразма Роттердамского. Он лишь систематизировал их и изложил понятным языком. Уже в пособии «Придворные обычаи», датированном XIII веком, можно найти советы в духе «неприлично ковырять во время трапезы в носу» и «никогда не хватай пищу двумя руками!» Некоторые наставления Эразма написаны в том же духе. К примеру, вместо того чтобы плеваться за столом, он советует аккуратно вытаскивать невкусную еду изо рта и «тайно выкидывать её в сторону».

Умеренные и невоздержанныеИллюстрация «Умеренность и Невоздержанность». Мастер Дрезденского молитвенника (около 1475-1480) / The J. Paul Getty Museum

…до Людовика XIV

Труд Эразма стал великим подспорьем на пути к тому, что мы бы сейчас назвали цивилизованным поведением. А вот само слово «этикет» прочно закрепилось за Людовиком XIV, который даже написал книгу о придворном церемониале. Для своих подданных он подготовил карточки-этикетки, где были прописаны простые правила поведения в Версале. Например, «не срывать цветы» или «не топтать газон».

Годы шли, и количество требований к поведению посетителей Версаля только росло. Каждая мелочь, будь то место за столом или выбор наряда, контролировалась соответствующим указом. Возрастала и их бессмысленность. Например, в указе от 7 января 1681 года было требование подавать блюда из говядины в сопровождении двух телохранителей и оруженосцев.

Jean-François GarnerayJean-François Garneray «Moliere honored by Louis XIV» (1824)

Столовые приборы и духовенство

Прибывшая в приданом Екатерины Медичи в 1533 году вилка прижилась во Франции далеко не сразу. Несмотря на то, что напитки Людовику XIV наливали в золотые кубки, а право торжественно подать ему салфетку нужно было ещё заслужить, столовые приборы король не жаловал. Он предпочитал есть руками и, как истинный аристократ, мог управляться лишь тремя пальцами.

Почему же столовые приборы были у монаршей особы не в чести? Дело не только в том, что искусство есть при помощи ножа и вилки давалось далеко не каждому. Не менее важную роль сыграло мнение духовенства, которое считало эти приборы изобретением дьявола. «Трезубец Сатаны» — так «ласково» прозвали вилку, которую привезла с собой византийская принцесса на свадьбу с венецианским дожем в XI веке. Есть замечательная история из XVI века о привычке князя Монтеверди каждый раз после использования вилки за обедом служить тройную мессу, чтобы получить отпущение этого греха.

Не меньше европейцев беспокоили и вопросы безопасности: как-никак нож является холодным оружием. Так возникло известное всем нам правило протягивать нож рукояткой вперёд, впервые опубликованное в пособии «Учтивые манеры» аж в 1505 году. А вот ложка полюбилась европейским дворянам гораздо быстрее. Правда практически до XVI века суп подавали в общей миске и ложка тоже была одна на всех.

Развитие столового этикета шло неравномерно. В 1560 году Клод Кальвиак писал: «Немцы используют ложку, когда едят суп; итальянцы же повсеместно пользуются вилкой; французы берут то, что им удобнее и по нраву». В Россию же вилка попала вместе с Мариной Мнишек лишь в начале XVII века. И в первое время русское духовенство, как в своё время европейское, было возмущено использованием очевидно бесовского предмета.

James Digman WingfieldJames Digman Wingfield «Pepys and Lady Batten» (1861)

О правилах поведения в светском обществе

Поведение аристократов на светском приеме тоже строго регулировалось требованиями этикета. Но все эти требования были придуманы не просто так. Даже простая традиция приподнимать шляпу для приветствия была продиктована заботой о здоровье. Если средневековые рыцари снимали шлем, заходя в дом, чтобы продемонстрировать мирные намерения, то европейские аристократы переняли эту привычку из-за страха перед болезнями. Приподнять головной убор при встрече было куда безопаснее, чем пожимать руки или целоваться. В нынешние времена эта привычка не кажется таким уж бессмысленным архаизмом.

Любопытно, что громкий смех в светском обществе того времени порицался, в то время как слёзы вполне соответствовали правилам хорошего тона. Способность плакать служила признаком добросердечия и благородной натуры. Даже Людовик XIV не считал нужным сдерживать слёзы на публике. Многим современным мужчинам стоило бы поучиться у монаршей особы проявлять свои чувства и не стыдиться их. А вот «зубоскалить, гримасничать и ломаться», по мнению итальянского писателя Джованни делла Каза, не пристало ни мужчинам, ни женщинам.

Как правильно есть спагеттиРуководство журнала LIFE по поеданию спагетти с шармом и достоинством (1942) / Photo: Alfred Eisenstaedt

Этикет в наши дни

Удивительно, но многие идеи Эразма Роттердамского и его последователей не потеряли своей актуальности и сегодня. К примеру, призыв к умеренности в употреблении спиртного, ясно читающийся в его критике немецких столовых манер. «Удивительно, какой поднимается крик и шум, когда головы людей разгорячены выпивкой. Никто не понимает, что говорит другой», — отмечал философ в трактате «Заезжие дворы».

А пособия по этикету французского дипломата Антуана де Куртена могут послужить хорошей профилактикой буллинга или троллинга в интернете. Уже в 1671 году он предостерегал подрастающее поколение от насмешек над другими людьми, ведь «человек, который смеётся над тем, кого наказывают или оскорбляют, проявляет злую натуру».

К сожалению, сейчас всё чаще можно услышать мнение, что следование этикету лишь усложняет жизнь. Конечно, Версальские придворные обычаи выглядят абсурдно в мире, переполненном ресторанами быстрого питания. И всё же хорошие манеры, вежливость и тактичность — это ценности, которые не меркнут со временем. И актуальны они не только на светском приеме, но и в онлайн-переписке.

Именно следование этим «неписанным правилам», а вовсе не дорогой смартфон или сумка от Louis Vuitton, помогает отличить культурного и воспитанного человека. Потому что со времён Эразма Роттердамского этикет — это, по большому счету, лишь показатель внутреннего достоинства и уважительного отношения к окружающим. И количество столовых приборов в сервировке ужина тут совершенно не при чём.

Читайте также
Тенденции

Алла Демидова о беге времени, современном театре и ценности одиночества

Тенденции

От Талоса до утки: история механических кукол

Тенденции

Хорошие книги как лекарство от осенней хандры

Тенденции

Ёдзи Ямамото о красоте несовершенства, книгах Достоевского и быстрой моде

Тенденции

Меньше усилий — больше результата: чему нас учит философия у-вэй

Тенденции

Рене Лалик — гений декоративно-прикладного искусства

Тенденции

Особенности русского чаепития: душевная беседа, самовар и обильные угощения

Тенденции

Письмо от руки: эффективная тренировка для мозга взрослых и детей